Французское Рождество

Французское РождествоВ каждой стране свои рождественские традиции, свои блюда. Чтобы понять, каким бывает настоящее французское Рождество, лучше всего отправиться в Прованс. Туда, где этот день называют не модным словом Noel, а старинным Nativite, где вспоминают за столом младенца в яслях, где хозяйки в сочельник стелят три скатерти, выносят одно за другим семь блюд, а следом тринадцать десертов...
Где бы вы ни оказались в этот день - на уединенной крестьянской ферме близ Авиньона или в богатом буржуазном особняке в Экс-ан-Провансе, центром праздника станет ночь Le Gros Souper, большая трапеза кануна Рождества.

Ярче всего писал о южных традициях провансальский поэт Фредерик Мистраль. Он вспоминал, что взрослые в этот день «работу заканчивали рано. Мать давала каждому из нас масляный хлебец в салфетке, кружку нуги и пригоршню сухих фиг. На стол ставили сыр, салат из сельдерея и бутылку вина.

На наш хутор поздно вечером приходили бедняки, одинокие люди, старики и сироты и всем говорили: «С праздником!

Мы пришли, чтобы подложить полено в ваш очаг!» Мы шли за рождественским поленом, которое должно было быть из плодового дерева. Его трижды обносили вокруг кухни, а мой отец разливал по нему стакан подогретого вина, и все говорили: «Радуйтесь! С Рождеством приходит все хорошее! »

Стол для большого рождественского ужина накрывают тремя скатертями -в честь Святой Троицы, посреди него ставят три свечи. Затем подают семь специальных блюд - по числу ран Христа.

А потом наступает черед особых сладостей. «Тринадцать сотрапезников было на Последней вечере, - говорят в Провансе, - столько же и лакомств на нашем столе». Прежде чем подпустить к накрытому столу детей, их просят перечислить все
13 десертов. А те накануне заучивают наизусть их названия и символику.

Les Treize Desserts едят после всенощной.

Все эти лакомства на столе появляются разом: в маленьких корзинках подают «четырех попрошаек». Каждый орех и су-хофрукт в нем соответствует одному из четырех нищенствующих монашеских орденов и выбран под цвет их одеяний: фундук олицетворяет августинцев, инжир - монахов-францисканцев, миндаль - доминиканцев, изюм - кармелиток.

Говорят, в 20-е годы слава dessert des quatres mendiants докатилась до Парижа, и даже Александр Куприн застал время, когда «во всех кабачках и ресторанах можно было спросить на десерт лесные орехи, миндаль, изюм и вяленые фиги. Надо только сказать гарсону: дайте мне «нищих» - и вам подадут аккуратную бумажную коробочку, в которую заключены все эти четыре сорта заедок, столь любимых когда-то и у нас, в бывшей богатой торговой тысячеглавой Москве».

Далее следует нуга. Хрустящая черная из меда, миндаля и сахара символизирует зло. Оно и правда, шутят на французском юге, - это не сладость, а сущее испытание для зубов и десен! Белая нуга помягче: ее готовят с добавлением белков и считают символом добра. Начиненный розовой или зеленой миндальной пастой инжир называют «нугой капуцина».

Но это не все, только половина! Остальное-засахаренные фрукты, которыми славятся Апт и Арль, мармелад из айвы
из соседнего Карпентраса, чернослив из Бриньоля, апельсины, мандарины, яблоки и груши особых южных сортов... Белый мелкий виноград, собранный в конце урожая, хранится до Рождества-он непременный гость на празднике.

И ни один стол не обходится без знаменитой «зимней» белой ноябрьской дыни.

Венец десертов - лодочки-калиссоны (calissons) из Экса, миндальные конфеты с дынными или абрикосовыми цукатами, покрытые белково-сахарной (королевской) глазурью. Экс-ан-Прованс уже полтысячи лет считается главным центром по производству миндаля во Франции. Настоящий «калиссон» должен состоять из миндаля не меньше чем на треть,а то и на половину. Впрочем, в каждом уголке Прованса есть свои рождественские сладости - пирожные Комбата, сладкие каштаны Арля, яблочные пироги и ореховые «ушки» горного Прованса... И гость должен отведать понемногу от каждого из тринадцати десертов - тогда будет ему счастье. Большой ужин заканчивается рюмочкой вишневой настойки, ратафии, -именно ее пригубляли на последней трапезе апостолы со своим учителем.

Тринадцать десертов остаются на столе в течение трех дней. По их истечении хозяйка соберет на столе остатки трапезы, завяжет узлом углы последней, третьей скатерти и отнесет все это бедным: ведь Рождество - это праздник милосердия...